Главная -> Новости Москвы -> Тихие улочки, спокойные дворы: какой будет архитектура города

Тихие улочки, спокойные дворы: какой будет архитектура города

Программа реновации — это не только способ избавиться от ветхого жилого фонда, но и хорошая возможность пересмотреть взгляд на микрорайоны, их функциональность и внешний вид. Архитекторы и градостроители видят в сегодняшних пятиэтажных кварталах несколько иные проблемы, чем строители и коммунальщики. Пустыри, хаотичная парковка, сплошные заборы и шлагбаумы — это делает старые районы хрущевок непривлекательными для жизни. Новая комфортная среда позволит москвичам прежде всего изменить свой образ жизни и по-новому взглянуть на город.

Фото: www.mos.ru

По словам доцента Высшей школы урбанистики имени Высоковского Виталия Стадникова, районы массовой застройки второй половины XX века монофункциональны. То есть спальными их называли не просто так: в них люди действительно просто спят, а работают и проводят досуг в другом месте.

— Чтобы снизить необходимость в передвижении населения, привязать его к месту проживания, сделать районы более полноценными, необходимо их сделать в первую очередь многофункциональными: с местами приложения труда и с возможностью развития сервисной экономики, — считает Стадников.

Монофункциональность районов в прошлом веке была обоснована. Как рассказал вице-президент Союза московских архитекторов Илья Заливухин, панельные методы дешевого домостроения просто не предполагали сложной многофункциональной застройки. Все, что мог позволить себе город, — тихие спальные районы с зеленью.

Прошли годы — и что в них происходит сейчас? Сплошные шлагбаумы, заборы и заборчики, разделяющие непонятное пространство, пустыри и плеши пустой земли, хаотичная парковка. То есть сейчас город не может позволить себе грамотно эксплуатировать землю в районах пятиэтажек. Поэтому каждый метр нужно использовать максимально эффективно.

— Это не значит высокоплотное жилье, где-то могут быть и тихие таунхаусы, но каждый кусок города должен быть спроектирован, — считает Заливухин. — На данный момент у нас огромная территория существующего города по большому счету не спланирована. Реновация в том числе имеет задачу планирования территории, определения границ там, где они еще неопределенны. Все это является задачами реновации.

По мнению руководителя архитектурного бюро Wall Рубена Аракеляна, пятиэтажные кварталы не просто бессмысленны, они мертвы.

— Естественно, важно сохранить зелень в этих районах, но при этом существующий сейчас жилой фонд, который находится в полуаварийном состоянии, конечно, нужно реновировать. Ни о какой качественной городской среде тут речи не идет, — считает Аракелян. — Город должен оживляться, город должен развиваться, и формирование новых жилых кварталов, в которых будет многофункциональный контент, — это повысит в том числе экономику города. Еще, что самое важное, мы получим новые микроцентры на периферии. Развивая эти кварталы с различными функциями, мы сможем иметь точки активности на периферии, а не только в центре города, как сейчас. Полицентричность — это очень важный положительный аспект этой программы. В этих кварталах можно сделать и микрокинотеатры, кафе, небольшие библиотеки. Тем самым мы разгружаем активную миграцию с периферии в центр — и люди смогут внутри этих кварталов получать все культурные достижения города.

Программа реновации позволит переосмыслить районы и создать новую комфортную городскую среду. Кварталы, которые могут появиться на месте пятиэтажек, продуманы и основаны на международном и многолетнем опыте архитекторов. При разработке требований к новым кварталам во главу угла поставили планировочные требования, которые касаются формирования частного и общественного пространства через угловые секции, высотность и постановку домов, первые этажи, отданные общественным пространствам, дворы без машин и современные дома.

— Разговоры о квартальной планировке — это не просто чья-то воля и выдуа, это естественный способ создать канву публичных пространств, которые обеспечат доступность к каждому владению, когда никто мимо чужого подъезда не гоняет на машине, — говорит создатель архитектурного бюро «Остоженка» Андрей Гнездилов. — Все соблюдают свое частное пространство двора, который свободен от машин, к этому двору можно подъехать с улицы. Это, конечно, другая сетка улиц. Пусть эти улицы будут самого нижнего уровня по пропускной способности, но это улицы, это не просто пешеходные пространства. Все же знают, как в микрорайонах сегодня — все ездят мимо чужих домов, для того чтобы подъехать к своему дому. Это просто так организовано пространство, другой принцип организации пространства жизни. Но это мы говорим о частностях, а в городском контексте, конечно, мы должны видеть обеспеченность всех этих новых территорий всеми сетями, в том числе и транспортными.

В этом и главная положительная черта реновации — комплексность застройки. Однако архитекторы понимают, что огульно сносить все подряд и строить бетонные джунгли — негуманно. По мнению Рубена Аракеляна, нужно провести мониторинг пятиэтажных районов: какие кварталы из них подлежат реновации, а какие нет. И выбрать один из двух подходов к программе — революционный и эволюционный.

— В реновации, которая ведет дом под снос, можно применить новую мировую систему формирования квартальной застройки, — считает Аракелян. — Это четкое разделение на приватное и общественное пространство, формирование развитых систем первых этажей, общественные пункты, обеспечивающие жизнь людей, формирование занутых, компактных дворов, одноэтажной силуэтной застройки, входов в общественные пространства и жилые холлы с уровня первых этажей и т.д. Развитие дворового пространства ведет к привлечению компетентных жителей для формирования этих самых жилых пространств.

Примеры кварталов, которые можно реанимировать эволюционно, есть в Германии и Восточном Берлине. Там были заменены облицовочные материалы, разрушающиеся секции домов, благоустроены дворовые территории, внедрены на первые этажи системы обслуживания. Понимая, какой именно подход к реновации нужно применять в каждом конкретном районе, можно аккуратно создать качественную городскую среду.

Что даст квартальная застройка простым москвичам? Она позволит избавиться от заборов: дворовая и общественная территория будет разделена самой постановкой домов. Появятся тихие бульвары, спокойные закрытые дворы. При этом будет формироваться новая сеть улиц и дорог, карманы для общественного транспорта. Отдельная головная боль всех спальных районов — парковочное пространство.

— В спальных микрорайонах есть некие заасфальтированные территории, где люди паркуют машины, они не предназначены для парковки, — рассказывает главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов. — Это очень неудобно: разъезжаться, проезжать. Там часто случаются всякие повреждения. Тем не менее машины бросают на непредусмотренных участках. Мы понимаем и с уважением относимся к этой сложившейся практике. Это часть жизненного уклада. Расчетное количество машино-мест было ноль, но то, что жизнь сделала, оно стало каким-то отличным от нуля. Мы не знаем, какое это число, поэтому мы провели следующий эксперимент. Мы посчитали, сколько машин люди оставляют на улице, сколько у них есть не спланированных, а «жизненных» машино-мест. На условные 80 га встает примерно 1300 машин хаотическим образом.

В новых микрорайонах парковки будут упорядочены. В каждом квартале появится три вида стоянок: плоскостные, многоуровневые отдельные паркинги и паркинги под домами в один этаж. Причем в этом случае парковочных мест станет больше, чем сейчас машин.

— Когда мы не ставим машины во дворе, а ставим их по периметру, это дает увеличение в два раза, — продолжил Кузнецов. — Мы понимаем, что на этой территории можно расставить 2600. Это только то, что можно поставить на улице. Будет еще и подземная парковка. Общий запас возможности парковать машины у нас беспокойства не вызывает. Мы понимаем, что люди будут обеспечены парковочными местами точно не хуже, чем сегодня в районах пятиэтажек.

Естественно, в новых микрорайонах появятся скверы и парки с лавочками, клумбами, детскими и спортивными площадками. Детские площадки, кстати, оборудуют безопасными резиновыми покрытиями с качелями, горками и спортивными снарядами — все, что нужно для безопасных игр на открытом воздухе. По сути, сами микрорайоны станут полноценными мини-городами с летними кафе и площадками для отдыха, где будет интересно проводить время.

— Реконструкция пятиэтажному жилому фонду Москвы действительно необходима, так как физическое состояние этих объектов удручающее, — считает заведующий Международной проектно-учебной лабораторией экспериментального проектирования городов Высшей школы экономики Дмитрий Наринский. — Выработка решений и их реализация займут некоторое время, но мы значительно увеличиваем риски, каждый раз откладывая решение этих вопросов. Принципиальное отличие этого проекта от предыдущего в том, что речь идет не об отдельных объектах, а об изменении характера застройки на определенной территории.

Много вопросов у будущих переселенцев вызывает и качество домов. Какая отделка, какая высотность, какие материалы будут использовать в зданиях. Беспокоиться не о чем: в новых домах будут уже остекленные балконы и лоджии, а также специальные корзины для установки кондиционеров. Удобно будет и мамочкам с колясками, ведь пол вестибюля и лифтов будет на одном уровне, без ступенек. Минимальный перепад будет и между вестибюлем и входом в подъезд.

Для участников реновации будут строить монолитные дома или дома из современных панельных конструкций. У жильцов не будет конфликтов с владельцами или гостями магазинов на первых этажах: вход в жилую часть дома сделают со стороны двора, а в общественные помещения — со стороны улицы. И самое главное. Понятно, что всем угодить будет сложно, поэтому власти предусмотрели возможность перепланировки будущих квартир: если что-то не понравится, хозяева смогут легко переделать все по своему вкусу.

— Прежде всего необходимо создать городскую среду нового качества — ведь именно она может компенсировать увеличение плотности и этажности в зонах реновации. По сути, город должен взять на себя ответственность и доказать, что отказавшись от пятиэтажной дисперсной застройки — привычных дворов, детских площадок, многолетних деревьев, взамен переселенцам дадут более комфортные квартиры, а всем горожанам — городскую среду нового уровня, — считает генеральный директор Citymakers Петр Кудрявцев. — У каждого района должно появиться свое лицо, идентичность — основанное на истории и новых идеях, которые будут сформированы местным сообществом. Новая среда должна привести к формированию этого сообщества, где жители берут на себя ответственность за будущее своего квартала и микрорайона.

 
Рекомендуем к прочтению